Блоги

07 сентября 2015
1,2k   0

Ольга Маслобоева: «Мне хочется показать людям то, что они никогда не увидят»

Путешествие — это состояние души. Невозможно сидеть на месте, когда свет открыт и непознан. Лучший способ не бояться Каракарумского шоссе — проехать его. Избежать нападения медведей легко, если в команде лайка. А вы знаете, каким видится мир на велосипеде?
Ольга Маслобоева: «Мне хочется показать людям то, что они никогда не увидят»

Почему для своих путешествий вы выбрали именно велосипед?


В 89-м году меня попросили сводить команду чехов на Белуху, а эти чехи оказались полиспортсмены. Они и велотуристы, и скалолазы. Потом этим же летом они позвали нас в гости. В те годы в нашей академии наук был развит велосипедный туризм и группы совершали велосипедные путешествия. Мы приехали в Чехословакию, и у наших друзей мы увидели стопки открыток тех мест, где они путешествовали по Европе. Когда мы спрашивали, как вы путешествуете, они сказали, что мы путешествуем экономично по стоимости, если надо, в лесах палаточку ставим, продукты в супермаркете купили что-то приготовили и так минимизируем средства. И вот в этот момент у меня зародилась мысль, господи, а чем же мы хуже. На следующий год я позвала своих друзей, чехи прислали приглашение. Получалось их туристический клуб приглашает наш туристический клуб, и мы взяли разрешения, показали их на границе и нас пропустили. Это был тот год, когда доллары не ходили в оборот, чтобы поехать за границу, мы взяли с собой продукты на месяц и в Ужгороде пересекли границу. Чтобы деньги найти мы провернули мероприятие: у одного участника группы был знакомый из города Фрунзе, который ждал чехов, чтобы по Тянь-Шаню поводить. И мы подумали, может быть мы обратимся к этим чехам, они нам деньжат дадут, а мы, когда приедем во Фрунзе, перечислим им примерно эту сумму, но в рублях. Я до сих пор люблю Чехию, потому что эта страна открыла ворота в Европу.


Как сформировалась ваша группа?


Мы начали путешествовать каждый год, расширили географию. Тогда давали визу, чтобы можно было на техническую выставку поехать. Так что мы искали технические выставки. Лет 15 таких путешествий у меня было. Потом мы с друзьями решили объединить велосипед и горы. Каждый из нашей группы был в горах советского союза, Тянь-шань, хотелось и в других странах побывать. После первого похода мы поняли, что нам комфортно друг с другом, каких-то конфликтов не возникает. Это не пляжный отдых, это серьезная физическая работа, у участников способности и желания должны быть совместимы. Для меня гораздо более интересно попасть, пусть точечно, но в те места, в которые именно я хочу. Поэтому мы выбрали Новую Зеландию, а не Австралию, для велосипеда там большая концентрация интересных мест. Австралия — гигантские расстояния, поэтому для велосипеда это нецелесообразно. За 1500 км можно посмотреть столько зон, столько всего интересного. Ведь мы в своих путешествиях не только крутим педали, мы останавливаемся полюбоваться, кручение педалей — это не сама цель.


У вас трое детей, сложно ли было совмещать семью и путешествия?


То, что я делаю сейчас-это благодаря тому, что уже дети выросли. А когда они были маленькими, мы путешествовали вместе. У нас было два велопохода под названием: «За страницами истории». И вот мы, как раз, для своих детей и детей друзей организовали маршрут, как бы их глазами. Потом уже в студенчестве мы взяли группу студентов и поехали в Скандинавию тоже на велосипедах. Мы специально поехали в Уппсальский университет, где Карл Линней учился, чтобы показать в сравнении, как студенты живут и учатся в других странах. Постоянно ходили в горы. Когда ребёнок идёт в горы, он ответственен за себя, он учится тесно общается с другими взрослыми. В таких условиях он учится себя преодолеть, ему холодно, мокро. Когда мы возвращались, какая-то учёба, проблемы в школе, они меркнут, легко преодолеваются, они могут легко себя мобилизовать. Это не прошло даром, дети ведут активный образ жизни. Мне нравится, что они ищущие. Они не зацикливаются в каком-то своём пространстве. У меня дочка, когда поехала писать диссертацию в Швейцарию, за время, пока писала диссертацию, была в национальных парках, какие-то восхождения совершала. У них была научная конференция в Швейцарии на леднике. Она туда приехала и сразу купила горные ботинки. Потом мне говорит: «мама, как хорошо, что вы нас водили в походы, потому что сейчас в этой компании швейцарцев я своя, я всё это умею, ничего не боюсь».

Ольга Маслобоева: «Мне хочется показать людям то, что они никогда не увидят»Ольга Маслобоева: «Мне хочется показать людям то, что они никогда не увидят»Ольга Маслобоева: «Мне хочется показать людям то, что они никогда не увидят»

Каракорумское шоссе — одно из самых опасных дорог в мире, почему вы решили проложить один из своих маршрутов через него?


Каракарумское шоссе - это отдельная история. Я с юности интересовалась этой зоной Азии и спорными территориями между Пакистаном, Индией и Китаем. Потихонечку стала собирать материал и постепенно поняла, что это можно реализовать. За год до этого путешествия, мы проехали Тибет, мне в букинистическом магазине Катманду путеводитель, где пара велосипедистов проехали это Каракарумское шоссе и я поняла, что всё реально, нужно только правильно подготовиться. В нашем проезде есть небольшая доля везения, мы попали в то время, когда оно было относительно безопасно. Хотя в это одно из самых неспокойных мест на планете. У нас были случаи, когда лично в меня дети кидались камнями. Об этом мы знали и теоретически к этому были готовы. Хотя там и расстрелы и заложники,- всё вероятно. Наша экспедиция по Каракарумскому шоссе очень сильное впечатление произвела. Я совершенно сознательно разрабатывала весь маршрут и понимала, что я хочу посмотреть и насколько проблематично попасть в этот или другой район в такой неспокойной остановке. Мы не зря закончили наш маршрут у тяжёлого района, Индопакистан, где до нашего приезда расстреляли колонну джипов с иностранными туристами. Именно поэтому, когда финишировали, мы сели на автобусы междугородние, и даже колонна этих автобусов с местным населением следует ночью, а впереди и сзади идет гражданский конвой с автоматчиками. Наверное, внутренняя мобилизация отпустила нас только после финиша, когда мы приехали в пару обычных городов: Исламбад и Карачи, откуда мы улетали.


Вы недавно посетили Камчатку, расскажите, каким было это путешествие?


Меня в это путешествие позвали друзья, с кем мы ещё в студенчестве ходили в горы. У них было всё организовано, я посмотрела маршрут, который тоже мне был интересен, дала добро ещё за пол года, даже с погодой повезло. У нас было три пункта. Первый пункт, мы были в районе вулкана Плоский Толбачик. Было интересно посмотреть, что за два года с ними стало, побегать по лавовым полям, наверное лавовые поля у меня первый раз в жизни. Я во многих местах вулканической активности была, но активная лава у меня в первый раз. Потом ещё забежали на те конуса, которые недавно образовались. Это новое состояние земли, которого ещё 5 лет назад не было, вот это было интересно. Второй пункт — сплав по реке и рыбалка. В общем-то это первый был у меня такой опыт. И, естественно, побывать на Камчатке и не побывать в долине гейзеров невозможно. Я в некоторых была и мне хотелось сравнить по ощущениям, по масштабам, по элементам гейзерной деятельности, чем отличается. Причём, когда мы год назад были в Чили, специально заехали на такое гейзерное плато, которое называется Эль-Татио и было написано, что это плато, третье после долины гейзеров. Мы ещё побывали в карьере вулкана Удол, где снималась «Земля Санникова». Поэтому поездка была насыщенная. Последний день на самом юге Камчатке, на береге Курильского озера, где рыбы много и медведей много. Можно в открытом доступе их фотографировать. Организовывают фототуры, народ рыбу забрасывает, приманивает и фотографирует. Нам тоже удалось это дело увидеть. Это не долго, но безопасно. Когда мы на Камчатке сплавлялись по реке, и впереди медведь переплывал эту реку, было немного боязно. У нас была лайка, которая на медведей была обучена и она лаяла, охраняла, отгоняла медведей. Проблема с медведями серьёзная, поэтому готовясь к поездке на Камчатку, мы изучали аспекту дружественного отношения с медведями. Но это мера ответственности самого человека.


В чём основная цель ваших путешествий?


Когда мы вернулись с Пакистана, у меня сформировалась чёткая идея: мне хочется показать людям то, что они никогда не увидят. Понятно, что через десять лет эти места кардинально изменяться, что придёт больше цивилизации и ты никогда больше этого не увидишь. И, наверное, то же Каракарумское шоссе и северные районы Пакистана — это одно из тех мест, где можно этнографию ещё поснимать и увидеть. Через, год, когда мы по чилийской Патагонии путешествовали этой этнографии уже не было. Люди, конечно, в деревнях живут, они уже адаптированы к цивилизации. Наверное причина, по которой мы делаем эти фото и видео - ты уже через десять лет этого не увидишь. Мы ведь путешествуем не дорогами обычных туристов. В глубинке ещё зафиксировать жизнь простых людей, вот это очень актуально. Там ценность другая, цивилизация поглощает людей очень быстро.

Ольга Маслобоева: «Мне хочется показать людям то, что они никогда не увидят»Ольга Маслобоева: «Мне хочется показать людям то, что они никогда не увидят»Ольга Маслобоева: «Мне хочется показать людям то, что они никогда не увидят»
Оценивайте и зарабатывайте рейтинговые баллы.
Вам понравилась / была полезной информация на этой странице?
0 человек приняли участие в оценке качества этой информации.
И вот какие результаты мы получили:
0 — понравилось
0 — не понравилось
Благодарим за вашу оценку.
Так, вы сигнализируете нам о качестве контента и влияете на его рейтинг.

Комментировать

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать публикации.
Получайте самые интересные анонсы статей на ваш email.
//Rating@Mail.ru counter
Внимание! В этом div'е не нельзя размещать пользовательский контент: он будет затерт!